Успехи и провалы реформ Супрун. Интервью с украинским врачом

Вчера в окружном админсуде Киева рассматривали иск депутата Игоря Мосийчука против Ульяны Супрун. Судья сообщил, что для вынесения вердикта потребуется время, потому что “дело непростое”. 

Пока ожидается решение суда, мы связались с украинским врачом, который прокомментировали реформы Ульяны Супрун. Он решил остаться анонимным, опасаясь за свое рабочее место.

“Медицина не умерла и в кому не впала. На самом деле, что Супрун есть, что нет – медицине пока ни холодно, ни жарко. Но ее лихорадит силами “реформаторов”. Ульяна – это как вывеска, как мем. На пресс-конференциях в регионах она сидит с заготовленными карточками. Все по сценарию для того, чтобы никто не понял насколько она далека от предмета.

Реформа медицины начаты ещё регионалами. Удивительно, но если бы Богатырёва рискнула действовать настолько жёстко и беспринципно, её бы точно порвали”, – комментирует врач.

Он выделил с десяток реформированных сфер украинской медицины, о которых кратко рассказал.

“Если посмотреть трезво, то вот краткая выжимка:

1. Реформа экстренной.

При “рыгах” в Полтавской области реформировали быстро экстренную помощь (2012 год) – забрали машины “скорых” от царей на местах и запретили им возить капусту и поросят. Теперь единая диспетчерская, автопарком управляют из областного центра, норматив прибытия прописали. Это изменения появились еще за времен Азарова. Вот постановление, которое легло в основу пилотного проекта.

Этот опыт забрали себе реформаторы Ульяны и пиарятся, расширив ещё на 8 регионов. Непонятно только зачем им база данных обо всех вызовах, которую требуют зацикливать в Киеве.

2. Реформа первички.

Тоже начато при “рыгах”, повышение финансирования и создание центров ЦПМСД (Центр первичной медико-санитарной помощи, – прим. ред.) началось задолго до Супрун. Тогда придумали, чтоб районы тратили на ЦПМСД не менее 30% от всего бюджета. Сейчас наступила децентрализация, и громада может делать всё, что угодно. Хочет – даёт жилье и большие зарплаты врачам, не хочет – не даёт. Главное изменение при Супрун – семейные врачи и медсёстры, действительно, получают зарплату выше средней по Украине. В то же время оперирующий, например, кардиохирург получает в два раза меньше. Семейные врачи не разбираются в кардиограммах, в разных патологиях, а по старинке позвонить кардиологу и сказать: “Я сейчас покажу, а ты расшифруй” уже не получится, кардиолог его ненавидит и не будет делать эту работу.

3. Разрушение структуры санэпидстанций.

Без комментариев, в связи с возвращением вспышек инфекционных болезней это стало большой проблемой.

4. Отмена большой части показателей в статистике.

Да, новая команда перекроила принцип ведения статистики. Теперь нереально собрать более точную информацию о структуре заболеваемости.

Сказали, что 60% всяких показателей не актуальны и их не надо собирать. Статистику готовят под коммерциализацию. Её хотят продавать всем, кто готов платить.

Вот с чего начинался “демонтаж” статистики.

5. Конфликт “скорой” помощи и семейников.

Семейные врачи в 70% случаев рассказывают пациентам, что их освободили от обязанностей ходить на дом. Но это не так. Но они решили, что так. Теперь пациенты увеличили количество непрофильных вызовов, потому что семейники даже игнорируют сигнальные листки от скорой.

Непрофильные для скорой – это температура при ГРВИ, обострение хронической болезни. То есть раньше вызывали участкового врача и в течении дня он приходил. Норматив времени реакции на вызов, кстати, остался.

Отмена книги записи вызовов врачей – это ещё одно полено в огонь конфликта “Скорая-пациент-семейный врач”. Теперь нереально доказать, что вызов был, а врач проигнорил.

6. Закупка стентов.

Здравые области и так покупали их по чуть-чуть для всяких ургенций (дежурство врачей-специалистов на дому, – прим. ред.). Стенты, которые закупает МОЗ, не очень хорошие по качеству, увы. Дешёвый пиар про экономию денег обернулся просто нереальным провалом. Хотя можно было покупать всего на пару долларов дороже хорошего качества.

Но не все готовы к хорошим изменениям. Например, привезли старушку из глубинки. Стент поставили и на следующий день выписывают, прописав только одни таблетки. Так её дочка накатала жалобу на кардиохирурга, что, мол, гад такой – выкидывает на улицу, ни разу капельницы не было, непонятно как вообще лечили.

7. Не работает кнопка для слабовидящих 

Вот это то, что изменилось. Убили старый сайт, перестали собирать новости с регионов, как раньше было. Мелочь, но заявленный новый сайт, который может быть удобнее слабовидящим, пока не работает.

8. Отменены нормативы помещений.

Например, манипуляционную теперь можно оборудовать кое-как, без обязательного раньше пространства и требований. С кабинетами и операционными тоже самое.

9. Возможность частным клиникам арендовать площади у государственных.

Пример – закрыли гинекологическое отделение в харьковском онкодиспансере. Площадь арендовала частная клиника и открыла там гинекологическое отделение. Ульяна хвалит такое, говорит, что “это всё равно, что вы решили что-то приготовить на кухне, а нет ингредиентов. Тогда вы заказываете еду из ресторана. И ничего страшного”. (Это цитата из недавней пресс-конференции). Мнение врачей разделилось. Конечно, её поддерживают семейные врачи, которые получили новые зарплаты (только они потеряли социальные гарантии прежние, но не хотят об этом думать).

Уляна также противник закупки оборудования в больницы – лобби частного бизнеса, чтоб эти услуги покупали у них. И уже есть прецедент. Монополист МРТ в одном городе уже получит оплату из местного бюджета на обслуживание пациентов всех (!) больниц города. Вроде как пациенту не платить из своего кармана, но это неточно. Частная больница поимеет его данные и будет продавать дополнительные услуги.

“А, ну и сняли заявки на приобретение МРТ-аппарата для больниц”,  – делится информацией комментатор.

Также он добавляет, что “с семейниками также не все гладко”. Он показывает документ, приказ НКП “Лохвицкий центр первичной медико-санитарной помощи”, в котором идет речь об уменьшении заработной платы персонала. 

“На Facebook мы нашли документ, который выложен с обезличенного аккаунта в одной региональной группе. Вопрошающий пытается разобраться, в связи с чем происходят такие ущемления сотрудников. Мнения комментаторов разделились – одни критикуют реформу, другие – персонально главврача, который якобы не может обеспечить финансирование.

Возможно, персоналу уменьшают зарплату, чтобы сэкономить деньги, поскольку с семейным врачом не подписали достаточное количество деклараций, а значит он не приносит дохода.

Это означает, что из этих очень отдалённых от цивилизации сёл уйдут последние медики. МОЗ скажет: “А мы предупреждали, что выживут не все. Вы просто не справились с зарабатыванием денег”.

“Семейник” может отказаться от пациента, если у него будет достаточно “подписантов”. Более того, их еще штрафовать намерены за превышение количества подписавших с ним декларацию людей. Будут платить врачам меньше за сверхнормированных пациентов. Если нет семейного врача (или от тебя отказались), то отправляйся куда угодно – пациент географически свободен”, – комментирует врач.

Также он добавляет, что грядет госпитальная реформа.

“Будут созданы госпитальные округа. Берём область и делим на 4 больших округа. В центре каждого такого округа (а он может состоять из 4-6 привычных нам районов) одна больница становится модной и там вся помощь концентрируется. А в остальных районах “районки” закроются. Скорее всего, из них сделают хосписы. И как добираться к ним людям, у которых нет машины?” – говорит врач.

Общался Антон Визковский
для ИНФОРМАТОРа
Загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...