Украинцы рассказали, почему они остаются на оккупированных территориях

Несмотря на продолжительную российскую агрессию на Донбассе, множество граждан Украины не спешат покидать зону конфликта и остаются жить на оккупированных территориях, подвергая себя множеству лишений и рисков. 

В ходе войны на востоке Украины более трех милионов украинцев были вынуждены покунуть родные дома. По данным ООН, в ходе военных действий погибло более двух с половиной тысяч мирных жителей, девять тысяч – пострадали.

Сегодня Информатор расскажет о людях, которые остались на оккупированной территории. Это откровенные истории без имен, в них указывается только возраст и пол и мнение собеседника. Мы постарались собрать для вас как можно больше мнений местных жителей.

Ж. 60 лет – Очень тяжело вдали от дома, в чужих стенах. Меня пугает то, что нужно будет искать жильё, переходить с квартиры на квартиру, жить в пунктах для перемещённых лиц с чужими людьми. Придётся оставить дома привычные вещи, а это меня выбивает из колеи. Меня погубит ностальгия.

Ж. 65 лет – Вы что, никуда я не поеду! Здесь через два-три месяца Россия будет, Путин нас не бросит. Нужно только немного подождать.

Ж. 62 года – Я могла бы уехать, дети в Киеве, но не хочу обременять, они и так тесно живут.

Ж. 60 лет – Не поеду никуда, потому что не брошу дом. Сразу всё вынесут, и куда потом возвращаться. У меня нет другого жилья. Хотела отправить дочь к родне, но не нашла денег.

Ж. 78 лет – Я слишком старая, чтобы начинать жизнь на новом месте. Здесь вся родня похоронена, и я тут хочу лежать, возле сына. Всё равно ничего уже у меня не осталось, кроме родных могил, и жизни уже не осталось.

М. 40 лет – У меня мать старая и больная, я её не брошу, а переезд она не перенесёт.

Ж. 75 лет – Я бы уехала к сестре, она зовёт, но без сопровождающего не доберусь.

М. 55 лет – Ну это же не может долго продолжать, скоро так или иначе закончится. Мне всё равно, кто будет править, Россия или Украина, у меня родня там и тут, а я с любой властью уживусь. Я работаю, законов не нарушаю, так что просто подожду.

Ж. 64 года – Дом, хозяйство, скотина. Внук лежит парализованный. Матери под девяносто. Нам не сдвинуться.

Ж. 63 года – Не уеду потому, что здесь была Украина, есть и будет. Я у себя дома, в своей стране. То, что происходит, вне закона. Здравый смысл победит. Я дождусь.

Ж. 63 года – Есть двоюродные сёстры в Харьковской области, но они не приглашают, а ехать в никуда боюсь.

М. 35 лет – Не уеду, потому что ненавижу украинский язык, слышать не могу эту селючью мову. Хочу, чтобы мои дети говорили на нормальном языке и получили нормальное образование. Здесь будет Россия.

Ж. 64 года – Туда ехать нельзя, там бандеровцы, они нас сразу поубивают, и ничего им за это не будет. Да, тут стреляют, страшно, но там ещё страшней, особенно на западе. Мы для них не люди.

Ж. 64 года – Не уеду, потому что у меня сын и внук в ополчении. Это или им за меня достанется, или мне за них. У меня родня в Западной Украине, что я им скажу? Они нас проклянут.

М. 45 лет – Я бы уехал, у меня родня в Виннице, но моя семья…У нас разные взгляды, но я их не брошу.

Ж. 66 лет – Никуда уезжать не собираюсь. Наконец-то здесь будет Россия, а то меня так всегда бесило украинское радио и телевидение, хоть теперь их не будет совсем. Дочь и внучку отправила пока в Ростовскую область. Сейчас у меня руки развязаны, и на огороде успеваю, и на митинги хожу. Быстрей бы нас Путин забрал.

Ж. 60 лет – Зачем нам уезжать? Мы ещё никогда так хорошо не жили, как теперь, когда стали платить две пенсии. У меня пенсия минимальная, а у мужа шахтёрская, так что и детям можем помочь. Конечно, у кого пенсия маленькая, тем тяжело, а мы не жалуемся. Только у мужа теперь страх, что ограбят, поэтому меняем гривны на доллары и зашиваем в трусы, носим на себе. Вот бы эта неразбериха подольше потянулась!

Ж. 38 лет – Я никуда не уеду, и мой сын не уедет. Мы любим Донбасс, любим свой край и его историю. Если нужно будет, и в ополчение пойдём. Для меня патриотизм – не пустой звук.

М. 42 года – Здесь мой дом, моя родня. Прогоним бандеровскую нечисть, и всё будет нормально. У меня вся семья правильная, а если кому что в голову взбредёт, своими руками придушу. Да, если прикажут стрелять в свой дом, рука не дрогнет. Всё отдам за Россию.

Ж. 40 лет – Кому война, кому мать родна. У соседки муж в ополчении, два срока отсидел, а теперь на блокпосту под П. стоит. Каждый день столько имеет, что пропивать не успевает. Им и тут хорошо, а в Украине быстренько прижмут. Я в П. живу, страшно, а деваться некуда. Никто нас нигде не ждёт, никому мы не нужны.

Александр Мельник

Для ИНФОРМАТОРа

загрузка...
Загрузка...