Левые наступают или обычная манипуляция

Сегодня издание Vox Ulkraine вместе с Kyiv School of Economics опубликовало “сенсационное” исследование, что большинство опрошенных украинцев в идеологическом спектре являются авторитарными левыми.

Конечно же, это не могло не вызвать бурю возмущений в социальных сетях и медиа. Чтобы описать свой страх от увиденного, люди готовы распространять панику говоря, что украинцы чуть ли не готовы видеть Сталина у государственного руля.

Успокойтесь, вами манипулируют. Проблема фейковых или манипулятивных соцопросов отлично сочетается с понятием постправды. Хотя, если говорить об информационном пространстве какой-либо эпохи (хоть компьютерно-цифровой, хоть догутенберговой), правда была весьма относительным феноменом. Кто имел силу и возможности распространять правду, того правда и была. Пропаганда, как явление, а также политтехнологии появились еще в Древнем Риме.

Если же говорить более конкретно, то вспомните соцопрос, который провели в прошлом году под названием “Современное понимание маскулинности: отношение мужчин к гендерным стереотипам и насилию в отношении женщин”. Общественность, как и сейчас, взволновали результаты. Многие стали писать, что вот мужчины в Украине настолько плохи, что 31% из них хоть раз в жизни совершал эмоциональное насилие. А 70% считают, что женщина должна быть хорошей домохозяйкой. Конечно, это вызывает шок и панику, если не смотреть отчет об исследованиях.

И когда мы открываем многостраничный документ, то замечаем, что один респондент мог выбрать несколько вариантов насилия, которые он совершал. И все ответы входили в подсчет процентов. И получалось, что процент мужчин ответивших в целом “нет” на вопрос о совершении когда-либо насилия оказался большим, нежели тех, кто сказали “да”.

Конечно же, когда вопрос поставлен: “Какой должна быть женщина?” и человеку предоставляют первыми ответы с негативным контекстом (хотя сам респондент не догадывается, что контекст негативный), особенно, если их несколько штук и они идут подряд, то он их и выберет.

Также никто не увидел, что количество парней в возрасте от 18 до 25 лет в меньших количествах совершают насилие или неправильно воспринимают женщину, нежели мужчины постарше. Что является позитивной тенденцией. Но зачем это выносить в инфографику?

Далее внимание привлекло то, что открытые вопросы задавались вместе с закрытыми. Социологи, с которыми удалось пообщаться, спорно относились к подобной методологии. Кто-то говорил, что подобное позволительно, а кто-то с этим не соглашался. Однако ответы на открытые вопросы в инфографики не внесли. Исходя из них становилось понятно, что некоторые мужчины совершали эмоциональное насилие в ответ на подобное эмоциональное насилие. Что некоторые мужчины эмоционально взрывались из-за провокаций партнерши. Стоит отметить, что для полноты картины женщин никто не опрашивал. Тяжелые условия труда (сверхурочные) и алкоголизм также становились причинами эмоционального и других видов насилия.

Самой интересной частью были выводы. Как вы думаете, стоит ли бороться с алкоголизмом в стране, менять условия труда или прививать культуру обращения к психологам  за помощью (лишь 1% мужчин обращается)? Нет! Необходимо увеличить финансировать НГО и грантовых организаций для медийного освещения проблем маскулинности.

После подобных выводов возникают сомнения о том, для чего проводились исследования. Хотя я не отрицаю, что ситуация с домашним насилием в нашей стране катастрофическая. Её необходимо решать, но не путем манипуляций.

Если перенести это на исследования VOX, то сразу задаешь вопрос: “А по каким критериями они решили измерять политический вектор?” Ведь все эти оси координат являются очень условными. Упустим разговор о постмодерновом мире, где идеологии и смыслы пересекаются и перемешиваются. Критерии того, является ли определенной воззрение “правым” или “левым”, весьма условные.

Кто-то берет за основу роль государства в жизни человека, кто-то – экономику, кто-то – вовлеченность человека в общественные процессы. Некоторые берут градации современных политологов, а некоторые смотрят на ситуацию с времен Французской революции. Соответственно, одни считают СССР левым государством, другие – нет. Я не раз сталкивался, когда позицию о необходимости защиты прав и свобод человека со стороны государства считали “левой”. Хотя, почему её не могут придерживаться “правые”? Еще сложнее становится, когда мы углубляемся в детали. Например, “левые” экономические позиции встречаются у партии “Свобода” и “Компартии”. Хотя первые официально ставят представителей нации по крови и почве во главу социальной пирамиды. Что уже никак не отвечает понятию “левые”. После революции Достоинства “регионалы”, которые были “правыми” во время правления, стали “левыми” по отношению к действующей власти, ибо хотели (и хотят) свергнуть существующий режим. Анархо-капитализм – это правая идеология, хотя такие методы реализации идеологии, как антигосударственность, а иногда и агоризм являются “левыми”. В целом продолжать можно до бесконечности.

Поэтому я не удивился, когда открыл исследование и увидел, мягко говоря, странные вопросы.

Первый выстрел в голову: “Граффити на стенах – это искусство?” Я вот даже не знаю, как этот вопрос должен показать политический вектор. Если граффити портит коллективную собственность жильцов дома, то это “левый” вектор, а если оно согласовано с жильцами, то это “правый”? Или тоже “левый”, ведь кто-то из жильцов не захотел, чтобы его кусок стены портили, а значит был нарушен принцип частной собственности?

Идем далее. “Смертная казнь должна быть возобновлена?” Так вроде бы “правая” капиталистическая Америка – это одна из немногих развитых стран, в которой есть “смертная” казнь. Разве нет?

Вот еще интересные вопросы: “Необходимо ли однополым парам предоставить право на составление официального договора?” и “Употребление легких наркотиков не должно быть преступлением?”. Такие позиции могут исповедовать как социалисты, так и правые либертарианцы.

Этот пункт требует отдельного рассмотрения: “Украине необходим сильный лидер с неограниченными полномочиями”. Хотелось бы напомнить, что именно украинские правые либертарианцы из сайта “Петр и Мазепа” продвигали идею, что нам необходим диктатор южнокорейского типа. Этот тезис не раз слышался от пропагандистов Порошенко. Поэтому я даже не знаю, “левую” или “правую” авторитарность измеряет этот вопрос.

“Отсутствие государственного регулирования цен позитивно влияет на экономику?” Простите, а какая ситуация? Если предприниматель создает искусственные демпинг, становясь монополистом, то где здесь позитивное влияние? Нет конкуренции, нет развития, нет улучшения уровня продукции, а соответственно, нет и рабочих мест, и поступлений финансовых средств в бюджет.

Или человек не может купить у монополиста жизненно-важное лекарство, он умирает, а соответственно, вместе с ним погибает и трудовой потенциал.

И таких вопросов очень много. Каждый из них требует рассмотрения в конкретной ситуации. Более того, вместе с результатами VOX следует учитывать историческо-политический временной разрез.

Если люди отвечают, что хотят жесткого лидера с полномочиями, то они хотят не жить при политическом, правовом и правоохранительном хаосе, который правит в нашей стране. Нужны примеры? Недавнее убийство 5-летнего мальчика пьяными полицейскими.

Люди напуганы, и они хотят остановить приближающуюся катастрофу. Они хотят от государства гарантий, поскольку не понимают смысл существовании системы налогообложения. Ты платишь государству за услуги. Только тебе никаких услуг не предоставляют. А дальше СМИ показывают очередной коррупционный скандал.

Если причины и следствия. Поэтому эти исследования из-за своей глупости ничего не значат. Это манипуляция и простая пропагандистская чушь. Обратите внимание на количество людей, оказавшихся в поле “авторитарные левые” – 73%. Один вопрос: “Почему не 75%”.

Антон Визковский 

для ИНФОЛАЙФа

загрузка...
Загрузка...

Реклама

загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...