Под вышиванками и лозунгами скрывается все та же гниль, – участник Майдана

21 ноября 2013 года считается датой начала Майдана. Первая акция протеста была немногочисленной, но довольно быстро приобрела массовый характер. ИНФОРМАТОР взял интервью у участника событий.

Александр Литвиненко до войны жил в Кадиевке, был активным участником Майдана в январе-феврале 2014 года, переехал в Харьков, в 2014-2016 принимал участие в АТО в составе добровольческих батальонов “Харьков-1” и “Схидный Корпус”. В данное время работает в IT-сфере.

– Люди шли на Майдан по разным причинам, что заставило пойти тебя туда?

– Всю сознательную жизнь я считал себя националистом, состоял в националистической организации ГО “Патриот Украины”. Много моих знакомых на тот момент уже были на Майдане, поэтому я внимательно следил за событиями в Киеве. Чувствовал, что не могу оставаться в стороне, что происходят великие события и они приведут к чему-то хорошему. Есть предыстория, я ездил к друзьям на музыкальный фестиваль “Киевская Русь” и когда приехали туда, оказалось, что фестиваль запретил Янукович. Всех, кто туда приезжал, обыскивал “Беркут”, особенно это касалось тех, кто говорил на украинском языке. Пришлось ехать ни с чем обратно. Это маленький эпизод, но тогда он заставил меня задуматься над тем, насколько антиукраинской была тогда власть. Все предвыборные заявления Януковича, в которых он делил Украину на правобережную и левобережную другие антиукраинские заявления. Все это в целом повлияло на то, что я поехал на Майдан.

– Расскажи, как ты впервые попал на Майдан, какие у тебя были впечатления? Верил ли ты в победу?

– Я попал на Майдан, когда все было довольно серьезно. Когда мы ехали в Киев, мы узнали новость про первого убитого. Это был Сергей Нигоян. До этого мы смотрели стримы, а тут в первый же день пробрались на Грушевского. Настроение было эпическое. Я верил, что будет победа и будут серьезные изменения.

– Расскажи о самом тяжелом впечатлении на Майдане.

– Самое тяжелое впечатление осталось после расстрела на Институтской, когда я помогал переносить и загружать тела. Я видел перед собой десятки убитых людей. Но на тот момент я ещё не осознавал весь масштаб трагедии. Это был самый тяжелый момент не только морально, но и физически, потому что перед расстрелом на Институтской я много не спал. За день до расстрела нас сильно оттеснили, поэтому целые сутки я отбивался на баррикадах возле памятника основателям Киева.

– А какое впечатление было самым светлым?

– А светлых впечатлений несколько. Одно из них, когда нас здорово прижали. Мы уже теряли надежду, но на помощь приехало несколько автобусов из западной Украины и мы смогли устоять. Самое светлое впечатление было было после Майдана. Мы ехали с друзьями в маршрутке в Харьков, народ вокруг был угрюмый, все ехали по своим делам, похоже, что некоторые даже были титушками. С нами ехал кобзарь. Сам он из канадской диаспоры и говорил с акцентом, но он уехал из Канады и вернулся в Украину. Он рассказывал о своем переезде и всю дорогу играл старые украинские песни, а мы ему подпевали. Однако, когда мы приехали в Харьков, нас на автовокзале встретили люди с “колорадками”. Спрашивали, кто мы и откуда. Тогда пришло осознание того, как много ещё предстоит сделать.

– Как ты считаешь, наказаны ли виновники расстрела Майдана?

– Считаю, что нет. Кто-то пытается реабилитироваться политически, кто-то уехал в Ростов. Какие-то исполнители наказаны, но те, кто отдавал приказы, на свободе. И они чувствуют себя нормально не только в Ростове, но и в Украине.

 – Как оцениваешь работу нынешней власти и текущие реформы?

– В целом негативно. Тогда мы выходили против бандитской и антиукраинской власти Януковича. Большой разницы между действиями власти прошлой и нынешней не вижу. Действия власти стали менее пророссийскими, но они используют бандитские методы. Под вышиванками и лозунгами прячется все та же гниль, коррупция и бандитизм.

– Как ты оцениваешь Майдан спустя пять лет? Если бы знал, что произойдет, ты бы вышел на Майдан снова?

– Да, вышел бы. На Майдане было много слишком наивных людей, участники Майдана надеялись на изменения. Было много классных инициатив, к примеру добровольческое движение родом с Майдана. Мне кажется, что тогда нам помешала наша наивность. Кроме этого, на тот момент хотелось все решить мирно, никто не хотел жечь, вешать, убивать. Я тоже был за цивилизованное решение. Думаю, нам помешала мягкотелость, нам не хватило здоровой агрессии.

– Каким бы ты хотел увидеть следующий Майдан?

– Я бы хотел увидеть массовый протест и единство народа. Чтобы Майдан был не только в Киеве, но и всех регионах. Чтобы политические партии не перетягивали между особой одеяло, а объединяли людей вокруг общей идеи. Меньше лозунгов и больше объединяющих идей.

Дмитрий Олейник

для ИНФОРМАТОРа

Загрузка...

Поширюйте матеріал

Загрузка...