Эпоха глобализации постепенно приходит к своему логическому завершению

Американские компании, желающие открывать свои производства в других странах, подвергаются жёсткой критике президента Дональда Трампа.

Политика глобализации появилась как решение проблемы массового производства при одновременном росте уровня жизни в развитых странах, а следовательно, и уровня зарплат и соцобеспечения рабочих, что напрямую отражалось на стоимости товаров. В своё время перенос производства в развивающиеся страны, в частности в Китай, считался практически гениальным способом решить вопрос роста потребления.

Если США, Япония, Англия и Франция стали донорами, то Бразилия, Мексика, Индия, Вьетнам, Индонезия, Филиппины, и, самое главное, Китай, – получателями современных промышленных производств. Так, дешевизна труда превратила Китай в мировую фабрику, где производится половина или треть всех электроприборов и изделий текстильной промышленности в мире, тогда как США потеряли значительную часть своей индустрии (в особенности легкую промышленность). Массовость производства в купе с дешёвой рабочей силой с лихвой окупали даже сложные и дорогостоящие логистические схемы.

china_07

Произошло закономерное разделение труда. США и развитые страны стали инновационными центрами, а страны третьего мира — странами-фабриками. Правда, такое решение в самих США вызвало серьёзный социальный кризис. Корпорации в погоне за прибылью без оглядки закрывали предприятия в стране, в результате чего многие американцы серьёзно пострадали в связи с потерей работы.

В отличии от устоявшегося клише, США — не только самый большой в мире потребитель ресурсов и товаров, но самый крупный их производитель. В итоге от глобализации, проводимой и пропагандируемой собственными правительствами, пострадали в первую очередь граждане развитых стран. Что не могло не сказаться на радикализации их взглядов и требований проведения протекционисткой политики. Именно протекционизм в предвыборной кампании Дональда Трампа позволили завоевать сердца простых американцев.

22 ноября 2016 года уже в качестве избранного президента США Дональд Трамп назвал свои первоочередные шаги на посту. Вспомним те из них, которые непосредственно относятся к экономике:

— Выход из подписанного, но так и не вступившего в действие Транстихоокеанского партнерства (ТТП) — торгового соглашения между 12 странами Азиатско-Тихоокеанского региона, снижающего торговые барьеры и импортные тарифы и регулирующего внутренние правила в странах — участницах соглашения.

— Заменить ТТП Трамп обещает при помощи двусторонних соглашений, которые защитят американские рабочие места.

Трамп обещает создать 13 миллионов рабочих мест в Америке — в основном за счет возвращения американских компаний назад в США. «Я собираюсь вернуть рабочие места из Китая, Мексики, Японии, Вьетнама. Они забирают наши рабочие места. Они забирают наше богатство. У нас есть $2,5 трлн в оффшорных налоговых зонах. Мы собираемся вернуть эти деньги обратно», — заявил Трамп во время предвыборных дебатов.

881207

Мотивировать возвращение американских компаний будут снижением налогов, дерегуляцией и национальной программой обновления инфраструктуры. При этом тем компаниям, которые не откликнутся на призыв, президент обещает расследования.

Если с ТТП почти все ясно — его не спасти, то удастся ли отстоять уже действующие договоры, такие как Североамериканская зона свободной торговли (NAFTA), — вопрос. Мексика, тоже участница соглашения, была одним из главных объектов нападок со стороны Трампа из-за мигрантов и торговли.

Непростые переговоры ждут Дональда Трампа и лидера Китая Си Цзиньпиня. В своих предложениях по торговле кандидат в президенты Трамп предлагал признать Китай валютным манипулятором, открывать дела по антидемпинговым расследованиям и ввести компенсационные пошлины на импорт из Китая. Торговая война этих двух стран коснется всей мировой экономики.

Сегодня в Соединенных Штатах идет восстановление промышленности — многие американские компании возвращают производства из развивающихся стран на родину. Способствуют этому низкие цены на энергоресурсы и наличие квалифицированной рабочей силы.

Причем речи эти становятся все более уверенными. Называют несколько факторов. Например, сланцевую революцию. Соединенные Штаты обеспечили себя сравнительно дешевыми (сланцевыми) газом и нефтью. Это привело к значительному удешевлению энергоресурсов на американском рынке, а значит, и к удешевлению производства. Сейчас научно-технологический уровень позволяет создавать заводы полного технологического цикла, где главным фактором является квалификация обслуживающего персонала, а не массовость рабочих.

Поскольку значительная часть китайского экспорта предназначена для США, появились сомнения, стоит ли нести расходы на перевозку товаров с другого континента, если предприятия теперь стало выгоднее строить в самой Америке? Даже немецкие политики забили тревогу: есть вероятность, что и часть мощной немецкой промышленность будет переведена в Штаты по тем же причинам.

Данный процесс получил название «реиндустриализация». И с каждым годом реиндустриализация набирает обороты. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведенного компанией The Boston Consulting Group (BCG). Всего в исследовании приняли участие 252 управленца из компаний с выручкой свыше $1 млрд. Доля бизнесов, уже перемещающих производство обратно в США, за год увеличилась с 13% до 16%, говорится в докладе. Всего же более половины (54%) респондентов рассматривают возможность перенести мощности в США, из них 8% готовятся сделать это в ближайшие два года. Впервые США опередили Мексику и Китай в качестве самого вероятного направления для размещения новых производственных мощностей, обслуживающих американский рынок.

45498638-12-CNBC-usa-manufacturing

Согласно прогнозам участников опроса, через пять лет на США придется в среднем 47% от общего производства их компаний. В Китае останется лишь 11% производственных мощностей.

Кризис глобализма касается не только США. Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй провела программное выступление, в котором изложила свое видение «Брекзита» — выхода Соединенного Королевства из состава ЕС.

Мэй обещает построить «Новую глобальную Британию», которая будет заключать торговые договоры по всему миру, станет сильнее и более процветающей. Что подразумевает протекционизм собственных интересов на международном рынке, а не тянуть другие страны Европы. Главной целью «Брекзита», по заявлению премьер-министра, является «восстановление национального суверенитета».

В итоге реиндустриализации США снова утвердится как мощная промышленная держава, а страны, не сумевшие перейти стадию страны-фабрики, а тем более страны с плохо развитой промышленностью и научно-технологическими центрами, перейдут в разряд отстающих, способных лишь потреблять то, что произвели страны развитые.

Это уже реальность современного мира, исходя из которой и нужно отталкиваться, делая прогнозы и строя планы по развитию страны. Развитым странам благодаря современному уровню прогресса уже не нужны страны развивающиеся. Ну разве что, в качестве потребителей своей продукции.

686560_main

С каждым днём доказать необходимость инвестирования в свое государство и строительство производств, оправдывая это дешёвой рабочей силой и наличием ресурсов, становится всё сложнее. Попытка встраивания в мировую экономику по законам глобализации двадцатилетней давности приведёт лишь к утверждению страны в самом низу производственного цикла мировой кооперации. Страна станет лишь поставщиком необходимого сырья для развитых стран, которые будут заинтересованы в сохранении страны-экспортёра в таком статусе.

Для Украины хорошим примером подобного поведения стран-лидеров служат установленные квоты на пшеницу, мёд и прочие товары, которые вырабатываются за несколько дней. А что делать с остальным? Надежду на «партнерство» и помощь мировых держав в развитии можно оставить. На повестке дня —протекционизм и защита своих экономических интересов, которые не предполагают появление сильной и развитой Украины.

Украина должна разработать полноценную программу экономического развития, отталкиваясь от существующих реалий и тенденций, и заняться полноценным лоббизмом и протекционизмом на государственном уровне. Не стоит надеяться, что кто-то придёт и сделает Украину самостоятельным игроком мирового рынка. А для полноценного участия не обязательно строить заводы и предприятия, хотя это не менее важно для обеспечения национального суверенитета, достаточно развития сферы услуг.

Украина уже сегодня имеет крепкие позиции в сфере IT-индустрии. Так, Украина уже занимает третье место в мире, после Китая и Индии, по числу заказов в этой сфере.

Подытоживая, можно сказать, что Украина имеет все шансы стать полноценным игроком мирового рынка, при условии что перестанет питать иллюзии по поводу международной помощи и займётся продвижением своей страны не как страны-транзитёра или страны-ресурса, а как перспективной площадки для развития наукоёмких технологий с полным производственным циклом.

Украина сегодня смотрится гораздо выигрышнее современной России, на которую налагаются международные санкции, отмена которых в ближайшем будущем не предвидится. В отличии от России, Украине удалось сохранить большую часть производственных и исследовательских мощностей.

В частности, Украина может заняться агрессивным перехватом иностранных предприятий, уходящих из России, и занять прочную позицию на всём постсоветском пространстве. В Украине для этого есть всё необходимое. Осталось только выйти из пассивного дрейфа и заняться делом.

Андрей Кузнецов
для ИНФОРМАТОРа