Возьмёт ли Россия Бундестаг

На фоне расследования в США вмешательства России в американские выборы и заявлений Франции о взломе переписки штаба Эммануэля Макрона все внимательно следят за предстоящими парламентскими выборами в Германии и действиями России.

Уже в декабре 2016 года германская контрразведка сообщала о стремлении России вмешаться в ход предвыборной кампании в стране. Сами выборы намечены на 24 сентября 2017 года. Немецким спецслужбам вторят и лидеры ведущих партий, заявляя, что защита парламентских выборов от внешнего вмешательства является приоритетной задачей.

Немцы вынесли уроки из выборов в США и Франции и с подозрением относятся к любым шагам со стороны Москвы. Напрямую не говорится, но подразумевается, что инициатива от России в этом направлении все же будет исходить. Вероятности получить большинство у откровенно антиевропейских и пророссийских сил практически нет. Как и раньше, основная борьба развернется между Социал-демократической партией Германии (СДПГ) под руководством бывшего президента европейского парламента Мартина Шульца и умеренно консервативным объединением ХДС/ХСС действующего канцлера Ангелы Меркель.

И Меркель, и Шульц выступают за сохранение санкций в отношении России и не признают оккупации Крыма. В отличии от правых популистов из «Альтернативы для Германии» (АдГ), которые откровенно симпатизируют путинской России. Правда, на данный момент они могут рассчитывать лишь на 9% голосов избирателей и вряд ли наберут больше 15%.

Что, впрочем, не отменяет стремления России влиять на избирательный процесс и преследует, скорее, цели посеять сомнения в институте демократии и честности кандидатов, прозрачности самого избирательную процесса, делегитимизировать всю политическую систему и традиционные СМИ с помощью мощной кампании вброса фейков.

Главной целью для российской пропаганды становятся русскоязычные репатрианты и эмигранты в Германии, которые разочаровались в политике консервативных христианских демократов, за которых они традиционно голосовали раньше. Политика «открытых дверей», когда по инициативе Меркель Германия приняла около миллиона беженцев из исламских стран, оттолкнула русскоязычных избирателей и они стали активно поддерживать АдГ, которая активно проводит агрессивную агитацию в районах компактного проживания русских немцев.

Лидер "Альтернативы для Германии" Фрауке Петри и русские немцы. Фото: Russlanddeutsche AfD
Лидер “Альтернативы для Германии” Фрауке Петри и русские немцы. Фото: Russlanddeutsche AfD

В свою очередь российские СМИ вносят лепту в формирование напряжённости и недоверия к традиционным партиям, которые подрывают устои немецкого общества. Так, широкий резонанс получила история о якобы изнасилованной мигрантами русской девочке Лизе в январе 2016 года. В защиту Лизы выступил даже российский министр иностранных дел Сергей Лавров. В результате полицейской проверки выяснилось, что вся история является фальсификацией, но «правило первого заголовка» сделало своё чёрное дело. Опровержение и штраф российского телеканала уже шёл с гораздо меньшим освещением в СМИ и остался практически незамеченным.

При всём фокусе на русскоязычную аудиторию она всё же является не самой многочисленной в Германии, около 3% избирателей, и славится слабой активностью на выборах.

Россия и АдГ будут бороться за их голоса, но очевидно, что они не являются решающим фактором, способным изменить ход голосования. Основной упор на противодействие и информационную защиту населения власти Германии делают на разоблачение фейков, обучение людей в распознавании ботов и критической оценке информации.

Так, в апреле 2017-го Первый канал общественного телевидения Германии запустил на своем сайте раздел «Factfinder», где будут публиковаться разоблачения фейковых новостей и разбираться темы, жизненно важные для выборного процесса. Кроме того, германские СМИ начали нанимать пиар-агентства для создания привлекательного и сопоставимого с агрессивной российской методикой продвижения новостей контента, способного привлечь в том числе и далёких от политики людей.

В Германии понимают, что роль социальных сетей в последнее десятилетие серьёзно изменилась и что ложная информация может быть распространена гораздо эффективнее, чем просто через СМИ. Для этого в Германии после хакерской атаки на Бундестаг и штаб-квартиру партии Меркель – ХДС/ХСС осенью 2016 года было принято решение о создании военного подразделения для обеспечения кибербезопасности, в марте 2017-го подразделение начало активно нанимать сотрудников для работы в этой сфере.

Была серьёзно пересмотрена политика по обеспечению безопасности в Бундестаге. Теперь весь софт, используемый в Бундестаге, должен соответствовать требованиям федерального агентства по безопасности телекоммуникаций.

Но по-прежнему главной уязвимостью являются планшеты и прочие гаджеты, которые используются в том числе и для личного пользования. Но, к сожалению, главной уязвимостью общества являются фейковые новости. Даже при активном просвещении граждан через средства массовой коммуникации, таких как телевидение, это не сможет полностью перекрыть возможность для манипуляций.

И хотя в Германии в этом направлении ведётся действительно большая работа, проблемой является то, что электорат популистских партий принципиально не верит официальным СМИ. К слову, одним из лозунгов движения ПЕГИДА, антиэмигрантской организации, является «Пресса лжёт». К тому же, не смотря на значительный охват интернет-аудитории, официальные СМИ являются «заложниками» своей редакционной политики и журналисткой этики — им трудно соперничать с фейковыми новостями и агрессивной подачей своих оппонентов.

И даже после разоблачения фейков они оставляют за собой эмоциональный шлейф, создавая почву для недоверия к официальным СМИ, поскольку фейк всегда направлен на создание вирусного контента, а его разоблачение подобным потенциалом не обладает. И здесь, конечно, главным оружием в борьбе становится не фактор технологий, ограничения или максимального отслеживания новостей на предмет их подлинности, а честность политиков и прозрачность их избирательных кампаний.

Андрей Кузнецов
для ИНФОРМАТОРа