В мире наступает эпоха стен

Такого количества стен, возводимых странами на своих границах, история ещё не знала.

США возводит стену на границе с Мексикой, Норвегия, Эстония и Латвия — на границе с Россией, даже Венгрия построила забор на границе со входящими вместе с ней в ЕС странами.

В начале 90-х, когда рухнула Берлинская стена, обозначив объединение двух Германий — капиталистической и социалистической, — казалось, что мир наконец-то шагнёт в новое тысячелетие таким же открытым, каким он был в начале прошлого столетия, когда можно было годами путешествовать по миру, имея в качестве удостоверения личности лишь визитку.

TenMostIconicPhotosFromLife9
Снос Берлинской стены. Фото: LIFE Magazine

Стена всегда означает предел цивилизации и усталость от экспансии. Так было и с китайской стеной, отделявшей цивилизованный Китай от набегов орд кочевников, так было и с Андриановым валом в Англии, который обозначил предел завоеваний Римской Империи.Сегодня страны, живущие в XXI веке, а порой может показаться, что и в XXII, стремятся оградиться от народов и стран, упорно живущих в веке XVII или стремительно регрессирующих, как Россия.

Запад устал стремиться насадить плоды своего развития народам, которые упорно отказываются от них и даже больше — объявляют войну современной цивилизации.

Победа Трампа означает, что в американском обществе есть запрос на стену, на желание оградиться от всего мира. К слову, изоляционизм не является чем-то, что присуще исключительно только Трампу. Соответствующая риторика сопровождала избирательные кампании не одного кандидата, в число которых можно включить и Хиллари Клинтон. Очевидно, что в современном американском обществе существует запрос на ту или иную версию изоляционизма, который сводится к простой формуле: «хватит решать проблемы всего мира – давайте займемся своей страной!».

Но именно Трампу удалось оседлать этот тренд. И, судя по его первым шагам, отходить от своего намеченного плана, переехав в Белый дом, он не намерен.

wall-at-border-between-mexico-and-usa-2
Стена на границе США и Мексики. Фото: David McNew

Именно США являлись главным инициатором глобализации и именно они первые увидели тщетность прилагаемых усилий. Однако и это само по себе не является катастрофой. По той простой причине, что некая правда за вышеописанным запросом на изоляционизм действительно есть. Попытки экспорта демократии, не учитывавшие национальные, культурные, конфессиональные, этнические и экономические особенности, «миротворческие» войны, вроде войны в Ираке, сейчас уже признаются ошибкой как многими республиканцами, так и демократами.

Роль мирового лидера дает немало преимуществ, но это всегда очень дорогое удовольствие. И вполне естественно, что американцы рано или поздно должны были почувствовать усталость от своего «миссионерского бремени». Предвыборные речи Трампа, в которых он говорил о том, что за счет США другие народы приходили к богатству и процветанию и т.д. и т.п., в сущности, очень типичны. Типичны для любого исторического периода, когда нация, на плечах которой покоится взятая на себя ответственность за мир, начинает уставать от своей роли мирового жандарма и спасителя человечества. Что, впрочем, не спасёт США от критики, когда не привыкший решать свои проблемы самостоятельно мир начнёт обвинять Америку в преступном эгоизме и отказе вмешиваться в мировые процессы.

Это может нравиться, может не нравиться, но очевидно, что Соединенные Штаты вошли именно в эту стадию своего развития. И изоляционистские лозунги являются лишь ее естественным проявлением. Вопрос только в том, насколько далеко эти естественные проявления зайдут.

Доктрина Монро – штука, может, и хорошая, но только для своего времени. Что же до дней сегодняшних, то, нравится это американскому избирателю или нет, США являются становым хребтом существующей системы международных отношений и международной безопасности. К сожалению, отказ Соединенных Штатов от своей роли глобального лидера неизбежно приведет к тяжелейшим потрясениям.

Почему? Лишь только потому, что природа не терпит пустоты. Освободившуюся нишу неизбежно должен будет кто-то занять, и сделать это без борьбы не удастся.

Даже намека на подобное развитие событий оказалось достаточным для того, чтобы, например, в Восточной Азии возникло очень серьезное напряжение. Проблема Тайваня вновь обострилась, и КНР дает понять, что готова силой вернуть себе «мятежную провинцию». В Южной Корее решения новой Администрации США вызвали если не шок, то сильный стресс – и у правительства, и у общества. В перспективе напряженность на Корейском полуострове может достичь такого градуса, что впервые за многие годы появится неиллюзорная вероятность полноценного военного конфликта (что по-прежнему маловероятно, но уже не невозможно).

i
Граница Северной и Южной Кореи. Фото: blog.daum.net

Самоустранение США неизбежно вызовет передел сфер влияния, борьбу за рынки и т.п. – как минимум на региональном уровне. Выход из Транстихоокеанского партнерства это показал довольно наглядно. Очень может быть, что ТТП действительно наносило ущерб национальной экономике Соединенных Штатов. Но вне зависимости от этого фактом остается то, что стремительно развивающимся экономикам Восточной Азии тесно в национальных границах. И запрос на транснациональный, глобальный рынок – объективная данность. Вопрос лишь в том, кто будет этот рынок строить. Не приведет ли это к тому, что в освободившуюся нишу устремится Китай? Тот самый Китай, с которым, будь в наличии альтернатива в виде США, многие не захотели бы работать. И будет ли это благом для Тихоокеанского пространства, и не приведет ли к новым политическим (и даже военным) столкновениям?

И наконец, нельзя забывать о той роли, которую сыграли Соединенные Штаты в судьбах Восточной Европы. Не секрет, что именно страны Восточной Европы после крушения соцлагеря являлись активными сторонниками именно евроатлантической, а не просто европейской, интеграции. США рассматривались как единственный надежный гарант от гибридных поползновений с востока. А кроме того, они были необходимым противовесом и западноевропейской социал-демократии, многие представители которой тяготели (и продолжают тяготеть) к разного рода «диалогам» и «потеплениям» с Кремлем. После 2014 года опасения – и насчет Москвы, и насчет ее западных друзей – только усилились, ибо теперь едва ли нужно объяснять, как действует необольшевистская власть РФ, когда чувствует слабину.

В этой ситуации изоляционистские веяния в Белом доме не могут не вызывать некоторых сомнений. Несомненно, в системе, основанной на признании американского глобального лидерства, немало нужно пересмотреть. Внешняя политика США должна стать более гибкой, а роль государств – региональных лидеров, и региональных союзов – возрасти. (Что, собственно, по факту уже и происходит.) Также следует более внимательно относиться к национальным религиозно-культурным особенностям и, как минимум, не спешить уничтожать то, что еще можно улучшить и исправить.

Но при этом надо отдавать себе отчет, что сейчас, как и в 1970-е годы, по-прежнему актуальны слова Александра Исаевича Солженицына, обращенные к американской нации: «Ход истории, хотите вы или не хотите, сделал вас мировыми руководителями. Вашей стране уже нельзя думать провинциально. Ваши политические лидеры не могут больше думать только о своих собственных штатах, их партиях, мелких ситуациях, которые приведут или не приведут их к государственному посту. Вам приходится думать обо всем мире». Изоляционистский курс США приведет к масштабным потрясениям в мире и целой череде военных конфликтов. И, в конечном итоге, участвовать в борьбе с начавшимся военно-политическим хаосом американцам все равно придется, и цена этой борьбы неизбежно окажется весьма высокой.

И здесь для Украины время является плохим союзником. Главное сейчас — оказаться по ту сторону цивилизационной стены. Чтобы она была построена не на западной границе, а на восточной. Только в таком случае Украина сможет сохраниться как национальное демократическое государство, у которого будет будущее в обозримой перспективе. Поскольку, если Украина не успеет проскочить в закрывающиеся ворота, она рискует оказаться не периферией Запада, а периферией евразийской Орды, через которую будут проходить волны «набегов варваров» на цивилизационную стену. Быть территорией, на которой идёт цивилизационная война, не очень приятно. И Украина уже испытывает это на себе, жертвуя своими лучшими сынами, в стремлении остановить экспансию азиатской деспотии на востоке страны.

Андрей Кузнецов
для ИНФОРМАТОРа